НАКАНУНЕ

Новостное Интернет-издание

By

Политолог: кризис путинской власти неизбежен

Российская власть всеми силами будет стараться удерживать Украину от европеизации, поскольку может лишиться гораздо большего, чем просто зоны влияния на одно из постсоветских государств. Такую мысль высказала во время конференции в Вашингтоне в четверг влиятельный политолог, ведущий сотрудник Центра Карнеги в Москве Лилия Шевцова.

В интервью Укринформу, которое она дала после научной дискуссии, Шевцова объяснила, почему Украина так важна для России, что может повлиять на судьбу Крыма, возможен ли в Москве свой Майдан, а также какое будущее ждет Путина.

— Российские СМИ объясняют события в Украине фактором национализма, а также навязывания Западом своей идеологии. Однако выборы в Верховную Раду показали все с точностью до наоборот: проевропейские силы лидируют, националистическая "Свобода" не проходит в парламент. Как Вы можете прокомментировать эту ситуацию?

Читайте также: Россияне массово бегут от Путина к "прогнившим капиталистам"

— Во-первых, нужно поздравить украинское общество с успешными выборами. Это очень важный шаг для Украины на пути ее выхода из постсоветской модели, которая дала течь. Во-вторых, сами выборы и их результаты продемонстрировали полную профнепригодность кремлевских пропагандистов. Сейчас, как и на президентских выборах в мае было подтверждено, что "этнические националисты" в том понимании, как их оценивает российская пропаганда, по сути пользуются минимальным влиянием в украинском обществе. К слову, французские и немецкие националисты имеют большее влияние, чем украинские у себя в стране.

Это, конечно, удар по российской пропаганде, но, скорее всего, она будет продолжать эту тему, потому что у нее осталось очень мало аргументов, чтобы оправдать свою агрессию против Украины. Поверьте, "жупел" фашистской националистической угрозы будет как мантра использоваться неоднократно.

— В своих выступлениях Вы говорили о Майдане в Украине как об институте и умонастроении. На Ваш взгляд, возможно ли возникновение такого же Майдана в России?

Читайте также: СМИ: Россия провела несколько испытаний ядерного оружия

— Майдан, как способ протеста населения против системы политического режима, который не удовлетворяет ожидания общества, возможен в любой закрытой системе — как в России, так и в любом другом независимом государстве с авторитарной властью. Проблема в другом: какая сила станет движущей, мотором российского Майдана, какие лозунги, какая повестка дня.

Вместе с тем, именно российская власть закрывает все шлюзы, каналы, создавая в России синдром "закупоренного кипящего чайника", что чревато взрывоопасной ситуацией. То есть, сама власть, фактически, выталкивает людей на улицу. К сожалению, отсутствие политических каналов для волеизъявления и плюрализма делает выход людей на улицы неизбежным. Но предугадать, какая политическая сила возьмет в свои руки новую повестку дня, пока трудно.

— Как Вы считаете, почему в последнее время возникли глубокие противоречия между украинским и российским народами, которые раньше в Кремле называли "братскими"? Может быть они вообще никогда такими не были?

Читайте также: Чем отличается Путин от Гитлера в исполнении русский патриотических деятелей культуры

— "Братский народ" — это советское наследие, оно распространялось не только на украинцев, а и на белорусов, и на грузин. А так как у российской пропаганды осталось очень мало оснований, чтобы как-то оправдать свое вмешательство в дела Украины, был снова вытащен побитый молью термин "братский народ". Однако политика российской власти по отношению к Украине опровергает сам термин "братский". В отношении братского народа не вводят войска и не пытаются заморозить его зимой.

Что же касается вопроса, почему возникли противоречия между народами, я не соглашусь с такой формулировкой. Я не вижу, в принципе, расхождений или конфликта между народами. Да, люди могут испытывать влияние пропаганды, их можно дезориентировать, и так происходило не раз. Но я не вижу почвы для конфликта между российским народом, который пока ищет свою национальную идентичность, и украинской нацией, которая формируется сегодня в самостоятельное государство.

Читайте также: МИД Германии: Россия должна определиться, какие отношения с нами ей нужны

Я вижу, скорее, конфликт между российский самодержавием и Украиной. Но дело не только в Путине. Он лишь символ системы, для которой наличие Украины в "сером" поле как некого элемента российской галактики для Москвы очень важно в силу ряда причин. Например, для легитимации Российского государства. Ведь если Украина уйдет в Европу, Россия потеряет "источник" своего происхождения в Киевской Руси, и ей придется начинать свое летоисчесление с XII века — с Андрея Боголюбского, а это уже должно быть другое государство. Кроме того, если Украина уйдет в Европу, это станет громадным ударом по всей постсоветской системе персоналистской власти от "братского" украинского народа. Поэтому уничтожить Майдан для Кремля означает уничтожить угрозу Майдана в России.

И, наконец, для российской власти Украина — это поле битвы с Западом. Именно здесь РФ пытается сдерживать европейскую цивилизацию. Поэтому Украина играет огромную роль для самосохранения российской системы самодержавия.

Читайте также: В Москве милиция хотела задержать людей, которые молча стояли у закрытого McDonald's

— Как Вы думаете, какова дальнейшая судьба Крыма?

— Ответить на этот вопрос очень трудно. Термин "Крымнаш" явился основной идеей военно-патриотической мобилизации для российского общества сейчас. Но она имеет свойство "выветриваться", потому что в 2008 году 87% россиян поддержали Путина в оппозиции к Грузии. Но потом показатель этой поддержки снизился до 60%. Собственно, речь идет о неустойчивой части населения в 20-25%, которые Путин выиграл за счет "крымнашизма".

В какой степени России удастся сохранить Крым, это во многом зависит от позиции Украины, которая сейчас должна построить свое новое, преуспевающее, государство и стать цивилизационным примером успеха для жителей Крыма. Большая роль в этом отводится и позиции Европы, в какой степени она будет настаивать на возвращении Крыма Украине и уважения принципа территориальной целостности.

И, наконец, во многом все будет зависеть от того, как долго нищающий российский бюджет будет способен выделить деньги на поддержание жизнедеятельности Крыма. Посмотрим, как будут развиваться события, но вещи, которые производятся военной силой и агрессией в XXI веке, недолговечны.

— Запад сейчас очень активно акцентирует внимание на возможной угрозе со стороны России против стран Балтии и Польши. Насколько эта угроза может быть реальной?

— Трудно предсказать телодвижения системы, которая пытается сдерживать Запад и воспроизводит себя в образе врага внутри и вне.  Эта система теряет адекватность. Мы не знаем, насколько адекватен процесс принятия решений в Кремле одним человеком, в непонятно каких мотивациях, как это было, например, с Крымом. Поэтому следует готовиться ко всем неожиданностям, но в то же время, нужно учитывать, что у этой власти еще есть определенная доза прагматизма. Однако, сможет ли она сохранить этот прагматизм в момент отчаяния, мы, пожалуй, должны изучить этот вопрос в истории подобных опытов такой агонии.

— На Ваш взгляд, есть ли у Путина выход из сложившейся ситуации?

— Путин несомненно имеет тактические успехи, которые приводят к обескровливанию Украины. Это 85-87% его поддержки среди российского общества — невиданный рейтинг по сравнению с даже его предыдущими показателями. Но это как раз та ситуация, когда тактические победы могут оказаться стратегическим поражением — типичная "Пиррова победа". Мы видим политику власти, которая не имеет будущего, которая, в принципе, не может отвечать на внешние и внутренние вызовы. И насколько долговечной может быть эта власть, зависит от кризиса, который неизбежно придет. Но иногда кризис, несмотря на то, что это болезненно, является единственным средством для выхода из тупиковой ситуации.

Ярослав Довгопол, Вашингтон.